Бурынченко Алексей

Сталинград

   Летом 1941 г. Германия совершила нападение на Советский Союз. Танковые и моторизированные войска гитлеровцев вторглись на территорию СССР в соответствии с гитлеровским планом «Блицкриг». Но суровая зима прервала победное наступление немцев в окрестностях Москвы. Одетые в летнюю форму немецкие солдаты терпели чудовищные лишения на Восточном фронте всю зиму 1941-1942 гг. Однако Гитлер сохранял самообладание, поскольку большая часть Европейской территории Советского Союза находилась теперь в его руках. К февралю 1942 г. зима «выдохлась». Теперь Гитлер начал строить планы, как раз и навсегда уничтожить Красную армию. Обновленная военная кампания предполагала наступление на Сталинград (современный Волгоград), город, растянувшийся на 70 км вдоль Волги и находящийся приблизительно в 1000 км на юго-восток от Москвы. Сталинград был огромным современным промышленным городом и считался одним из са­мых великих достижений советской системы. Кроме того, он был назван именем вождя Советского Союза, который принимал участие в боевых действиях в Царицыне (первое название Сталинграда) против белогвардейцев во время Гражданской войны, предшествовавшей основанию Советского государства. Сталин понимал, что город нужно удержать любой ценой. Если падет город, война! будет проиграна.

   Сталинград был ключевым пунктом и для Гитлера. Этот город — символ коммунизма — должен быть уничтожен. Сталинград еще и важный центр массового производства оружия и боеприпасов. По плану Гитлера, после взятия Сталинграда одна гитлеровская армия смогла бы через Волгу обойти Москву с тыла и окружить ее, а вторая армия направилась бы на юго-восток, чтобы захватить нефтяные месторождения на Кавказе с дальним прицелом на Турцию и Пер­сию (Иран).

   Немецкая армия на юге России была разделена на две группы под общим командованием фельдмаршала фон Бока. Группа армий «Б» под командованием генерала Фрайхера фон Вайхса была самой сильной из двух. Она состояла из 4-й танковой армии под командованием генерала Гота, 2-й армии и мощной 6-й армии под командованием фель­дмаршала Фридриха Паулю-са. Поддержку им оказывали отдельные пехотные и танковые дивизии. Для сравнения, группа армий «А» была практически резервной силой. Она состояла из 1-й ударной танковой армии под командованием фельдмаршала Эвальда Фон Клейста, которому было поручено захватить нефтяные месторождения на Кавказе, и 17-й пехотной армии. В группу армий «А» вошли также итальянские, румынские и венгерские подразделения. Всего 25 танковых дивизий, по сравнению с 19-ю в 1941 году. Гитлер был невысокого мнения о венграх и румынах как о солдатах, впрочем, как и многие до него. Однако война становилось все более сложной. Вермахт уже не казался непобедимым, и было ясно, что фюрер тоже допускает ошибки. Немецкие солдаты уже боялись, что их отправят на Восточный фронт, на верную смерть.

   Весной 1942 г. Сталин предпринял контрнаступление на Керчь в Крыму. Сражение прошло неудачно, и немцы захватили 100 000 человек в плен. Две свежих сибирских дивизии были посланы к Ленинграду для снятия блокады. Затем 600 русских танков, три четверти всех танковых частей, прорвались сквозь оборону 6-й румынской армии, чтобы взять Харьков. Однако потом капкан захлопнулся. Фон Клейст нанес мощный удар по южному флангу советского наступления 18 мая, в то время как Паулюс вел активные бои на северном фланге. Советский Союз потерял около 250 000 человек и все танки. Приближался период летних гитлеровских наступлений.

   28 июня по всей линии фронта, протянувшейся от Курска до Ростова, немецкие танки свободно двигались по открытым степям. Клубы пыли, поднятые бронетехникой, можно было увидеть за 70 км, а воздух пропитался запахом дыма горящих деревень. Здесь не было никаких войск, которые могли бы оказать гитлеровцам сопротивление, потому что все резервные части все еще продолжали оборонять Москву. Советская армия начала сражение за Воронеж, промышленный город, и когда фон Бок попытался разбить советские войска, вместо того чтобы обойти и продолжить наступление, Гитлер отстранил его. Группа армий «А», которую вел фон Клейст со своими танками, переправилась через Дон и пошла на юг к нефтяным месторождениям, а группа армий «Б» подошла к Сталинграду. Группа армий «А» быстро продвигалась вперед, и уже 9 августа они видели нефтяные вышки Кавказа. Однако 4-я и 6-я армии, 330 000 лучших немецких солдат, более медленным темпом прошла 37 км по направлению к Сталинграду. Во время этого маршброска колонна немцев очень сильно растянулась. Когда войска начали собираться, чтобы подготовиться к наступлению, Сталин принял решение о переброске резервов, находящихся в Москве, на защиту Сталинграда. Между 25 и 29 августа 6-я армия Паулюса попыталась взять город штурмом до прибытия подкреплений. Встретив ожесточенное сопротивление, Паулюс попросил 4-ю танковую армию Гота оказать ему помощь. Армия Гота вела наступление с юга, где столкнулась с советской 64-й армией, защищавшей южную часть города, и русским пришлось растянуть свой фланг, чтобы встретить противника. Советский фронт составил 150 км в длину и 90 км в ширину. При поддержке 4-й армии корпуса Паулюс бросил 6-ю армию в атаку против советских войск. 22 августа немецкие солдаты сумели пробиться на северные окраины города, а к 23 августа им удалось дойти и до Волги, где они попали под минометный огонь противника с железнодорожного моста. Советская 64-я армия в северном секторе оказалась в окружении, и немецкая авиация совершала в ее расположение продолжительные ночные бомбардировки. Цель немцев состояла в деморализации за­щитников города и распространении паники среди его жителей. Большинство гражданского населения уже перешло на другой берег Волги, власти начали эвакуацию крупнейших заводов. Когда Сталин узнал об этом, он приказал прекратить эвакуацию. В результате все городские заводы и фабрики превратились в центры сопротивления. Рабочие тракторного завода продолжали выпускать танки и бронированные машины, пока немцы не оказывались у стен предприятия. Тогда они бросали инструменты, брали гранаты, ружья, противотанковые гранатометы и занимали свои места на укрепленных пунктах или в бункерах вместе с солдатами Советской армии. Женщины, дети и старики прятались в подвалах и сточных трубах либо укрывались в пещерах над Волгой.

   Несмотря на ожесточенные сражения, за которыми следовали продолжительные бомбежки, немецкое наступление с севера города было остановлено. На юге танки Гота заставили немного отступить 64-ю армию противника. Но все же немцы не смогли прорвать линию защиты. Войдя в город, превратившийся в руины, они вынуждены были остановиться. Для Гитлера Сталинград стал тем местом, где его война будет либо выиграна, либо проиграна. Он собрал своих генералов в новом штабе в Виннице, в 900 км от Сталинграда, на Украине. Гитлер сказал, что продвижение по Волге — жизненно важно для успеха в русской кампании. Новые венгерские и румынские части были брошены на защиту левого фланга, протянувшегося вдоль Дона, а три новых дивизии направлены в 6-ю армию. Сталин, со своей стороны, тоже считал, что результат обороны Сталинграда станет ключевым моментом ведущейся войны. Он назначил новых командующих во главе с ге­нералом Георгием Константиновичем Жуковым, который руководил обороной Ленинграда и Москвы.

   Немцы — мастера блицкрига. Они не были приучены к продолжительным, изнуряющим рукопашным боям в превращенном в руины городе. Русские же, наоборот, быстро поняли, какую тактику лучше использовать в подобных условиях, поэтому каждый шаг вперед стоил немцам колоссальных потерь. После нескольких недель беспрерывных боев Советская армия все еще удерживала полосу в 16 км вдоль Волги. Плавные изгибы реки и множество маленьких островков на ней мешали немецким наземных войскам простреливать ее насквозь артиллерийским и минометным огнем. Ни немецкая авиация, ни советская артиллерия на другом берегу не открывали огонь. Однако немцы продолжали делать все возможное для уничтожения советских войск на западном берегу Волги.

   Гитлер назначил новое наступление на 14 сентября. Накануне Паулюс направил в Сталинград 3 танковых дивизии при поддержке 8 пехотных.

   62-я армия сократилась к этому времени до 3 пехотных дивизий, остатков еще 4 дивизий и 2 танковых бригад, прошедших через несколько сражений. Никаких резервов не было, каждый человек уже принимал участие в боях. Штаб Красной Армии находился в затруднительном положении. Командный пункт армии перебрался с высоты Мамаева кургана в блиндажи Царицынского подземелья, недалеко от реки Царицы в месте ее впадения в Волгу.

   Командующий 62-й армией генерал Василий Иванович Чуйков готовился к продол­жительной обороне. Своим солдатам он говорил: «За Волгой для нас земли нет». Дезертиры расстреливались на месте.

   Командующий фронтом сообщил Чуйкову, что в армию передается полнокровная 13-я гвардейская дивизия под командованием генерал-майора А.И. Родимцева. Использовать дивизию командующий разрешил только для обороны города.

   Чуйков распорядился, чтобы были подготовлены все средства для переправы дивизии и для ее встречи. На переправе она должна была появиться к вечеру 14 сентября.

   В ночь на 14 сентября прошла артподготовка планируемой контратаки и ее авиаци­онное прикрытие. Фронт выделил все свои резервы истребительной авиации.

   В 3.00, еще в темноте, началась артподготовка контратаки. Огонь вели все стволы ар­мейской и фронтовой артиллерии по заранее разведанным и скорректированным целям.

   Через полчаса, еще затемно, войска ударной группы на центральном участке поднялись в контратаку.

   Контратака явилась полной неожиданностью для тех немецких частей, которые накануне сумели продвинуться вперед, и хотя и закрепились на новых позициях, но не очень-то думали об обороне, ибо знали, что 14 сентября вся их армия переходит в решительное наступление. Фактор внезапности сыграл свою роль. Противник попятился, отдавая то, что было захвачено накануне.

   Контратака имела целью подрубить клин немецких войск, врезавшихся накануне в оборону 62-й армии. На обоих флангах клина обозначился заметный успех.

   Когда рассвело, на позиции сталинградцев обрушились самолеты противника, но на этот раз, несмотря на их пятикратное превосходство, действия для них оказались не столь безнаказанными, как раньше. Советское командование подняло в воздух всю истребительную авиацию. Над городом завязались жестокие воздушные бои.

   Противник вынужден был подтянуть резервы на направлении контрударов 62-й армии, чем ослабил свои главные силы. Потери в этих резервах при их переброске на фланги клина были огромны. На них обрушилась всей своей мощью заволжская дальнобойная артиллерия.

   Но в штабе у Паулюса не собирались менять планы. Общий штурм города, а точнее, удар по его центру контратака отсрочила, но остановить, конечно, не могла. Сначала возросло сопротивление немцев на направлениях контратаки, затем на какое-то время установилось что-то похожее на равновесие, но в бой были введены новые контингенты гитлеровских войск, и все, что было возвращено в первые часы боя, пришлось отдать. Паулюс ввел в бой крупные группировки на узком участке фронта: целил на Мамаев курган и на Центральный вокзал. Путь войскам прокладывала авиация ковровой бомбежкой, на отдельных участках прорыва немцы сосредоточили до тысячи орудийных стволов. Таранный удар остановить было нечем. Главный удар, как и предполагалось, был нанесен в направлении на Мамаев курган. Там завязалось ожесточенное сражение, оно положило начало многим боям за эту высоту во все время обороны Сталинграда. Курган переходил из рук в руки.

   14 сентября начались городские бои, которые не прекращались до середины ноября. Началась борьба за отдельные здания, за руины, за перекрестки, за переходы через овраги и балки, пересекающие город.

   К ночи напряжение боев немного стихло. И все же, как только стемнело, отдельные бо­евые группы начали выбивать немцев из домов, из развалин, вступая в ближний бой...

   За полночь из штаба фронта наконец пришло известие, что корабли Волжской флотилии выходят из Красной Слободы с передовым отрядом дивизии Родимцева.

   Вскоре гвардейцы сбросили с Мамаева кургана немцев, но 17 сентября противник начал новое наступление на Мамаев курган и центр города. Атаку пехоты поддерживало не менее 100 танков. Замысел ясен: широким прорывом к Волге в центре города рассечь армию надвое. От передового края дивизии Родимцева до берега Волги оставалось не­сколько сотен метров. Уже и формула «стоять насмерть» становилась в этой обстановке пассивной. Выправить положение можно было только встречными контратаками. И дивизия переходила в контратаки. На Мамаевом кургане доходило до рукопашной, да и только ли на Мамаевом кургане.

   Связь с правым флангом, самым ответственным к тому же, значительно осложнилась. Во­енный совет армии пришел к выводу, что, как бы ни было надежно Царицынское подзе­мелье, необходимо менять командный пункт. Выбор пал на обрывистый берег между заводами «Красный Октябрь» и «Баррикады», посередине армейской полосы, примерно на одинаковом расстоянии от правого и левого флангов. Командующий Юго-Восточным фронтом

   18  сентября приказал обеим армиям подготовить контрудары. 62-я армия, в состав которой дополнительно поступила 95-я стрелковая дивизия полковника Горишного, получила задачу нанести контрудар силами не менее трех дивизий и одной танковой бригады из района Мамаева кургана в южном направлении и очистить от гитлеровцев захваченную часть в своей полосе.

64-я армия должна была подготовить удар на своем правом фланге с задачей разгромить фашистские войска в районе сёл Купоросное и Елыпанка. В состав этой армии передава­лась из 57-й армии одна стрелковая дивизия. Для поддержки контрударов привлекалась вся артиллерия фронтовой артиллерийской группы, кораблей Волжской флотилии и авиации 8-й воздушной армии.

   Контрудары обеих армий начались с утра 19  сентября и продолжались более двух суток. Однако существенных результатов они не принесли, хотя и создали для противника значительное напряжение. Сказалось отсутствие необходимого времени на подготовку войск и ограниченных сил, привлеченных к контрударам.

   Однако неимоверные усилия армии дали кое-какие результаты. Дивизия Горишного перевалила за Мамаев курган и несколько продвинулась на юго-запад. 21 сентября немцы начали атаковать. Рано утром на центр и на левый фланг советских укреплений обрушился артиллерийский огонь огромной силы. Едва рассвело, начался массированный налет авиации. В это утро на северном фланге не было уничтожено ни одного немецкого самолета. Артиллерийская и авиационная подготовка с первых же минут показала, что гитлеровцами готовится очередной штурм города с далеко идущими целями. Как только двинулись танки и пехота, определилось направление главного удара. На узком участке фронта от Мамаева кургана и до заца-рицынской части города, противник ввел в бой три пехотные и две танковые дивизии.

   22 сентября немцы ужесточили свои атаки. Этот день стал одним из самых трудных дней для 13-й гвардейской стрелковой дивизии. Противник первый раз рассек 62-ю армию и вышел к центральной пристани на Волге. Однако центр города советские солдаты отстояли. И 22 сентября, несмотря на все приказы Гитлера, его войска городом не овладели.

   Советская армейская разведка установила, что немецкое командование перегруппи­ровало войска и готовится к удару по тракторному заводу и по заводу «Баррикады», чтобы еще раз рассечь 62-го армию в наиболее уязвимом для нее месте. Немецкие войска начали сосредоточиваться на исходных позициях 5 октября. Контрнаступление было на­значено на 7 октября.

   Чуйков не испугался риска. 5 октября с утра вся артиллерия 62-й армии открыла огонь с ле­вого берега. Сразу были задействованы 300 орудий и минометов на участке шириной всего лишь в 3 км. Ударила и артиллерия правого берега. Плотность артиллерийского огня была до­ведена до 110 орудий и минометов на один .километр. Продолжался артиллерийский налет 40 минут. Не двинувшись с места, немецкие войска понесли тяжелые потери. Наступление было отсрочено на семь суток. В результате в наступлении участвовали не 10 дивизий, как это готовил Паулюс, а всего лишь 8 дивизий. И началось оно в полную силу 14 октября. Много позади было тяжелых, кризисных дней, но того, что случилось 14 октября, русская армия еще не переживала.

   По фронту в 4 км были введены немецким командованием три полностью укомплекто­ванные пехотные дивизии и две танковые. В этот день немецкая авиация совершила 3 тысячи самолето-вылетов.

   «Я вспоминаю Сталинград, — написал немецкий ветеран. — 8 дней и ночей рукопашного боя. Улицы больше не измерялись в метрах, теперь они измерялись в трупах. Днем город окутывали чудовищные облака жгучего, слепящего дыма. Сталинград был похож на огромных размеров топку, из которой вырывались языки пламени».

   Смяв оборону у тракторного завода, немецкие войска прорвались к нему и к ночи достигли нижних береговых террас на Волге. 62-я армия Чуйкова была разделена еще раз. 19  октября  Донской  фронт  возобновил  свои  атаки  на  северном  фланге  немецкой группировки. Облегчение наступило только в налетах немецкой авиации. Никаких других существенных перемен это наступление для защитников Сталинграда не принесло. 22 октября перешла в наступление ударная группа 64-й армии. Бои развернулись в 15 км от центра города.

   Полковник Герман доложил, что немецкое командование перебрасывает 100-ю легкопехотную дивизию под Купоросное. Но эта переброска не ослабляла сил Паулюса, задей­ствованных в городских боях. Ни войска Донского фронта, ни ударная группа Юго-Восточного фронта нигде не смогли сломать оборону противника.

   Очередное наступление Паулюса началось 11 ноября с бомбардировки городских руин. В результате продолжительных и кровопролитных боев немцы заняли южную часть территории завода «Баррикады» и вышли к Волге, расчленив в третий раз 62-ю армию. Ширина прорыва не превышала 500 м. Атаки возобновились и 12 ноября. Но не с раннего утра. Ясно было, что немецкое командование задержалось с перегруппировкой частей, понесших особо тяжелые потери. Атаки продолжались весь день, обстановка была тяжелой, но к концу дня начали поступать донесения от командиров дивизий, что враг остановлен, что уже не продвинется ни на шаг, что силы его прямо на глазах иссякают, что немцы останавливаются во время броска в атаку и, пятясь назад, натыкаются на горы трупов своих солдат. Эти штабеля трупов приводят их в замешательство не меньше, чем инженерные заграждения.

   Стало ясно, что настал момент полного истощения сил Паулюса. В воздухе запахло контрнаступлением советских войск. План контрнаступления советское командование держало в строжайшем секрете. Были пущены в ход все средства маскировки и дезин­формации. Проводились специальные мероприятия под Вязьмой, чтобы внушить мысль гитлеровскому командованию, что наступление будет предпринято в центре советско-гер­манского фронта.

   С первыми проблесками зари 19 ноября тишину разрезал гул артиллерийских залпов — 200 советских орудий открыли огонь по северной части города. 20 ноября начался обстрел южной части Сталинграда. Пока немцы тратили свои силы в бесконечных схватках внутри города, Жуков собирал новую армию: 900 новейших танков Т-34, 115 полков со смертоносными реактивными установками «Катюша», 230 артиллерийских полков и 500 000 пехотинцев.

   Из воспоминаний маршала Василевского: «При обсуждении этих вопросов в Ставке, в котором принимали участие генерал Г.К. Жуков и я, было обусловлено, что намечаемое контрнаступление должно включать в себя две основные оперативные задачи: одну — по окружению и изоляции действующей непосредственно в районе города основной группировки немецких войск и другую — по уничтожению этой группировки».

   План контрнаступления, получивший условное название «Уран», отличался целеус­тремленностью и смелостью замысла. Наступление Юго-Западного, Донского и Сталин­градского фронтов должно было развернуться на территории площадью в 400 кв. км. Войска, совершающие основной маневр на окружение группировки противника, должны были с боями преодолеть расстояние до 120-140 км с севера и до 100 км — с юга. Предусматривалось создание двух фронтов окружения врага — внутреннего и внешнего.

   При выборе решающих ударов учитывалось, что главная группировка противника находилась в районе Сталинграда, а ее фланги на среднем течении Дона и южнее Сталинграда прикрывались в основном румынскими и итальянскими войсками, обладавшими сравнительно невысокой оснащенностью и боеспособностью. Многие итальянские, румынские и венгерские солдаты и офицеры в то время задавали себе вопрос: во имя чего они гибнут в снегах России, вдали от своей родины?

   В первой половине ноября к Сталинграду были стянуты крупные силы советских войск, переброшены огромные потоки военных грузов. Сосредоточение соединений и пе­регруппировка их внутри фронтов проводились только в ночное время и тщательно маскировались.

   Командование вермахта не ожидало контрнаступления Красной Армии под Сталин­градом. Это заблуждение поддерживалось ошибочными прогнозами немецкой разведки. По некоторым признакам гитлеровцы все же стали догадываться о готовящемся советском наступлении на юге, но основное им было неизвестно: масштабы и время наступления, состав ударных группировок и направления их ударов.

   На направлениях главных ударов советское командование создало двойное и тройное превосходство сил. Решающая роль отводилась четырем танковым и двум механизиро­ванным корпусам.

   23 ноября подвижные войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов замкнули кольцо окружения вокруг 6-й и части сил 4-й танковой немецких армий. 22 дивизии численностью около 330 000 человек оказались в окружении. Кроме того, в ходе наступления были разгромлены крупные силы румынских войск.

   За время с 24 ноября до середины декабря в ходе упорных боев вокруг группировки про­тивника возник сплошной внутренний фронт окружения. Активные боевые действия велись и на огромном внешнем фронте, который был создан в ходе наступательной операции. Попытки ликвидировать окруженную группировку с ходу не принесли ожидаемых результатов. Оказалось, что был допущен серьезный просчет в оценке ее численного состава. Первоначально считалось, что под командованием Паулюса находится около 90 000 человек, а фактически их было свыше 300 000. Поэтому ликвидация окруженного врага требовала тщательной подготовки.

   Главное командование вермахта готовилось деблокировать окруженные в районе Сталинграда войска. Для решения этой задачи противник создал группу армий «Дон». В ее состав вошли все войска, находившиеся к югу от среднего течения Дона до астраханских степей, и окруженная группировка Паулюса. Командующим был назначен генерал-фельдмаршал Манштейн. На усиление группы армий «Дон» спешно перебрасывались войска с Кавказа, из-под Воронежа, Орла, а также из Франции, Польши и Германии. Перед войсками Юго-Западного фронта было 17 дивизий из группы армий «Дон», а 13 дивизий сформированной группы «Гот» противостояли войскам 5-й ударной и 51-й армий Сталинградского фронта. Командование противника отдало приказ на проведение операции «Зимняя гроза».

   Утром 12 декабря немецкие войска группы «Гот» перешли в наступление из района Котельникова, нанося главный удар вдоль железной дороги Тихорецк-Сталинград. Противостоящие здесь противнику войска 51-й армии Сталинградского фронта имели значительно меньше сил и средств.

   Гитлеровцы, обладая особенно большим превосходством в количестве танков и авиации, прорвали советскую оборону и к вечеру первого же дня вышли к южному берегу реки Аксай. В течение нескольких дней соединения 51-й армии под командованием генерал-майора Н.И. Труфанова вели ожесточенные бои, сдерживая натиск противника на северном берегу реки Аксай. Пользуясь превосходством сил, немцы форсировали эту реку и стали продвигаться к следующему рубежу — реке Мышкова.

   Между реками Аксай и Мышкова развернулось ожесточенное танковое сражение. Особенно упорная борьба шла за хутор Верх-не-Кумский. Котельниковская группировка противника, неся огромные потери, все же прорвалась к реке Мышкова. До окруженной группировки Паулюса оставалось всего лишь 35-40 км. Однако замыслы врага так и не были осуществлены.

   К рубежу реки Мышкова уже подходили соединения 2-й гвардейской армии, которые задержали дальнейшее продвижение котель-никовской группировки. С утра 24 декабря 2-я гвардейская и 51-я армии перешли в наступление. Ломая сопротивление врага, советские войска успешно продвигались и 29 декабря очистили от немецко-фашист-ких войск город и железнодорожную станцию Котельниково. Армейская группа «Гот» была разгромлена.

   Немецкое командование оказалось бессильным восстановить фронт на Волге. Больше того, в ходе декабрьской операции на среднем Дону и в районе Котельниково противник понес огромные потери. Войска Ман-штейна, потерпев поражение, отходили в южном направлении, за Маныч.

   К началу января 1943 г. Сталинградский фронт был преобразован в Южный фронт. Его войска и Северная группа войск Закавказского фронта вели наступательные действия против немецко-фашистской группы «А». Агрессивные планы гитлеровского рейха терпели провал на всем южном крыле советско-германского фронта.

   В Сталинградской битве развертывались последние драматические события.

   К концу декабря 1942 г. внешний фронт отодвинулся от окруженной под Сталинградом группировки на 200-250 км. Кольцо советских войск непосредственно охватывающее противника, составляло внутренний фронт. Территория, которую занимал враг, составляла 1400 кв. км.

   Противник, опираясь на сильную и глубокую оборону, упорно сопротивлялся. Наличие аэродромов в районе «котла» позволяло ему принимать самолеты. Однако обреченность окруженной группировки с каждым днем становилась все более очевидной. Верховное командование вермахта, несмотря на бесперспективность сопротивления окруженной группировки, продолжало требовать борьбы «до последнего солдата».

   Советское верховное главнокомандование решило, что настало время для нанесения завершающего удара. С этой целью был разработан план операции, получившей условное название «Кольцо». Проведение операции «Кольцо» возлагалось на войска Донского фронта, которым командовал К.К. Рокоссовский.

   8 января 1943 г. Паулюсу был предъявлен ультиматум, в котором ему предлагалось ка­питулировать. Выполняя приказ Гитлера, Паулюс от капитуляции отказался.

   10 января в 8 час. 05 мин. залп тысяч орудий разорвал тишину морозного утра. Войска Донского фронта приступили к окончательной ликвидации врага. Войска 65, 21, 24, 64, 57, 66 и 62-й армий расчленяли и по частям уничтожали окруженую группировку. После трехдневных ожесточенных боев был срезан «мариновский выступ» противника. Войска 65-й и 21-й армий вышли на западный берег Россошки и в район Карповки. 57-я и 64-я армии преодолели рубеж реки Червленой.

   В войсках противника падала дисциплина, в подразделениях и частях все чаще возникали панические настроения.

   Утром 15 января наступающие захватили аэродром Питомник, где произошла встреча 65-й и 24-й армий. Штаб Паулюса переместился из Гумрака еще ближе к Сталинграду. Общая площадь района окружения значительно сократилась и составляла теперь около 600 кв. км.

   22 января войска Донского фронта штурмовали противника на всем фронте. Тысячи орудий и минометов прокладывали наступающим путь. За четыре дня советские части продвинулись еще на 10-15 км. 21-я армия овладела Гумраком — важным опорным пунктом гитлеровцев. Расстояние между войсками 21-й и 65-й армий составляло всего 3,5 км. В первой половине дня 26 января армии соединились в районе поселка Красный Октябрь и на склонах Мамаева кургана. Окруженная группировка была расчленена на две части: южную, скованную в центральной части города, и северную, зажатую в районе завода «Баррикады».

   30 января войска 64-й и 57-й армий, расчленив южную группировку противника, вплотную подошли к центру города. 21-я армия наступала с северо-запада. 31 января враг вынужден был сложить оружие.

   Необходимо было силой заставить сложить оружие и северную группу войск противника, так как ее командующий генерал Штреккер отклонил предложение о капитуляции.

   1  февраля на противника с утра были обрушены мощные удары артиллерии и авиации. На многих участках, занимаемых гитлеровцами, появились белые флаги.

   2  февраля 1943 г. северная группа войск, окруженная в заводском районе Сталинграда, также капитулировала. Свыше 40 000 немецких солдат и офицеров во главе с генералом Штреккером сложили оружие. Боевые действия на берегу Волги прекратились.

   При ликвидации окруженной группировки с 10 января по 2 февраля 1943 г. войска Донского фронта под командованием генерала К.К. Рокосовского разгромили 22 дивизии противника и свыше 160 частей усиления и частей обслуживания. 91 000 гитлеровцев, в том числе свыше 2500 офицеров и 24 генерала, были взяты в плен. В этих боях противник потерял свыше 147 000 солдат и офицеров.

   Сталинградская битва стала решающим сражением на Восточном фронте. Именно здесь стало ясно, что непобедимая немецкая армия может быть повержена. 5 февраля 1943 г. газета «Красная Звезда» писала:

   «Те силы, которые были уничтожены в Сталинграде, были лучшими силами немецкого вермахта. Гитлер особенно гордился своей 6-й армией и ее мощью. Под командованием фон Рейхманна она первой вошла в Бельгию. Затем в Париж. Потом принимала участие во вторжении в Югославию и Грецию. До начала войны она участвовала в оккупации Чехословакии. В 1942 г. она прошла от Харькова до Сталинграда».

   6-й армии больше не существовало. С ликвидацией вражеской группировки в районе Сталинграда грандиозная эпопея на Волге завершилась блестящей победой Советского Союза. Это нанесло чудовищный удар по боевому духу немцев. События приняли другой оборот, и Красной Армии предстоял теперь долгий путь до Берлина.

   Известна судьба плененного Паулюса. Один из любимых генералов Гитлера, будучи военнопленным, выступил против фюрера. Если немцы не прекратят войну, предостерегал Паулюс, вся Германия превратится в один «гигантский Сталинград». Он присоединился к освободительному движению Германии, обращаясь по радио к вермахту с призывами прекратить войну. После войны Паулюс давал свидетельские показания в Международном военном трибунале в Нюрнберге. После освобождения в 1953 г. он поселился в Восточной Германии и умер в Дрездене в 1957 г.

 

Использованная литература:

  1. «Великие битвы человечества» Найджела Коуторна;
  2. «Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия».